Опубликовано admin - вт, 02/08/2022 - 15:32

СОПРИЧАСТНОСТЬ   (о т р ы в о к) 

Представленный в книге материал первоначально был подготовлен как «Введение в социологию», а затем «К проблеме познания социальных процессов». 

С одной стороны, каждый понимает, что социальные процессы  приводят к системным изменениям, которые косаются не только общества, но и каждого человека. Однако рядовые граждане видят только  фрагменты этих процессов. Контроль над этими изменениями со стороны науки и практики потерян, так как социальные процессы  возможно отобразить во всей их системной полноте только с позиций междисциплинарного системного подхода. 

Важно понимать и отдавать должное  творческому вкладу мыслителей и исследователей в различных областях науки,  однако сегодня важно перейти на следующий этап мышления и сопричастности в социальной жизни. 

Рассмотрим составляющие знания об обществе,  представленное в инициативном исследовании  «Актуальные аспекты  управления современным обществом» (В. Логвиненко, А. Малюта  © Copy trust  UIN 07N-46-51),  которые предназначены для каждого мыслящего человека, понимающего свою сопричастность к происходящему в стране и мире.  Обретение навыков системного мышления дает возможность объективно оценивать самые непростые процессы и явления и быть хозяином своей жизни (личной и не только).  Золотой резерв Отечества – это Человек. 

Актуальная социальная проблематика 

С переходом к демократизации общественно- политической и государственной жизни на основе новых принципов и социальных ценностей (1985 г.),  появилась необходимость и потребность в формировании новых знаний,  новых правил взаимодействия и правовых устоев Российского государства.  Однако, как отмечает эксперт  Марченко,  "корректировка" укоренившегося в  сознании юристов, политологов, философов, социологов и специалистов в области других общественных наук представления о государстве, праве, политике и демократии лишь как о "чисто" классовых явлениях, институтах и учреждениях, тогда как они сочетают в себе наряду с классовыми также национальные, групповые, клановые, этнические, личные и многие другие цели и интересы, до сих пор не закончена.

Существующие современные смыслы, значения и понятия уже недостаточны для выхода страны на новую модель развития, тем более что эта модель явно не заявлена. При распаде СССР никто не задумывался о негативных последствиях разрушения социосистемы и  не имел даже представления о ее влиянии на  способ организации будущего общества.  Под воздействием теорий пятого поколения развития общества, основанного на упорядоченном хаосе, выхолощены философия, социология и другие науки. Новая «система знаний» и чем, такие представления тиражируются в новой системе образования.   При этом под предлогом демократизации наблюдается умышленное снижение качества элит. 

С учетом современного кризиса, отмеченного, в частности в Давосе,  Римским клубом,  появления новых цивилизационных феноменов («общества знаний»,  «сетевые общества», «знаниевая экономика»)  и др. становится сверх актуальной  проблема адекватности методологии изучения, обоснования и прогнозирования общественных процессов и явлений на основе научного подхода. 

Примером неадекватного использования знаний социального уровня являются современные политтехнологии.  Материал, который в них излагается, наиболее часто носит не объективно-научный характер, а конъюнктурно-претенциозный, направленный на достижение собственных (личных, групповых, корпоративных и т.д.)  целей, зачастую завуалированных красивыми фразами об общественном благе.  И если руководствоваться подобными материалами, то невольно втягиваешься в незримое (а порой и осознанно-целенаправленное) противостояние и соперничество вместо объективного видения социальной проблематики и поиска реального решения насущных проблемам общественного бытия.  При этом, если подобная практика длится достаточно долго, то это приводит к накоплению противоречий, которые при достижении ими критической массы, заканчиваются общественным взрывом и другими потрясениями, с присущими им разрушительными действиями. 

Однако приведенный пример, связанный с политтехнологиями, может иметь и конструктивный характер, если перенести акценты в них с  личностно-конъюнктурных позиций на обоснование необходимости технологического характера используемых методов и подходов, направленных  на  исследование социальной проблематики и решение  практических задач важных для социального бытия. Технологический характер (если таковой будет) тесно связан с ответами на вопрос: “Что делать и как делать?”, являющимися самыми важными и определяющими в любой социальной практике.  Такое понимание в действительности требует решения задач, связанных с деятельностной проблематикой. Причем, подобные решения должны носить универсальный характер (вне зависимости от качественного разнообразия выполняемой деятельности) и в тоже время быть технологически приемлемыми для решения частных конкретных задач.  

  Следует отметить, что попытки применить базовые фундаментальные законы частных наук для решения деятельностных задач социального уровня объективно приводят к ошибкам редукционизма, дискредитируя при этом и саму задачу, и подходы, применяемые к ее решению. Тем не менее между социальными науками и их задачами и частными научными направлениями можно установить опосредованную общность на основе все тех же универсальных законов, которые не должны зависеть от качественного разнообразия объектов и явлений, и уровня их сложности. 

 Впервые задачу универсальности поставили и реализовали авторы, первыми предложившими идею системного  понимания и преобразования действительности:              А. Богданов, Людвиг фон Берталанфи  и  другие системологи  первого поколения. 

Вопреки привычному мнению, что системный подход не существует в виде строгой методологической концепции, в качестве примера такой методологии можно рассматривать современное философско-методологическое научное направление Инвариантное моделирование, базирующееся на теории ГДС (Гиперкомплексных  Динамических Систем),  изложенное в книге проф. К. Бейли (где указаны 29 признаков такого метода), и способное адекватно отображать социально-гуманитарные процессы и явления (в том числе процессы  политической деятельности и государственного строительства). Автор упомянутой  методологии почти  тридцать лет назад, говоря о необходимости использования знаний, накопленных  человечеством  отмечал: «При этом сами знания, как и понимаемая человеком суть происходящих и познаваемых им явлений, и процессов на современном этапе развития науки и техники приобрели характер полисистемности, многомерности, разнокачественности, проявились, как мгогоуровневые, иерархически сложные процессы и явления, что потребовало для их адекватного отображения принципиально новых средств как на общеметодологическом, так и на конкретно-теоретическом уровнях в различных отраслях науки и техники».

Таким образом, общество как и изучающие его науки целесообразно рассматривать  как максимально сложные системные образования, подчиняющиеся специфическим универсальным законам, которые по степени своей общности иерархически более высоки, чем самые фундаментальные понятия и закономерности частных научных знаний

Также следует отметить, что достижения социально-гуманитарных наук не систематизированы и не адаптированы к потребностям конкретного человека, живущего в современном быстро меняющемся обществе.  Недостаток необходимых знаний в начале 21 века стал активно   восполняться многочисленными работами в некоммерческом секторе.  Популярными становились издания о природе власти, обновленном лидерстве, о новом качестве мышления, в том числе с целью достижения успеха, и способах его развития, формирования интеллектуального капитала и пр.  Но подобная ситуация не способствовала конструктивной деятельности, а увеличивала социальный хаос и еще больше затрудняла ориентацию индивидуума в происходящем. 

Зачастую разговоры о демократизации оказались ширмой для реализации неафишируемых асоциальных действий. Сам же термин «демократия» утратил свой первичный истинный смысл, негласно изменившись в существующей социальной практике на другое греческое понятие – «охлократия», о чем правящие круги предпочитали стыдливо замалчивать.  

Учитывая, что при демократической форме правления граждане призваны участвовать в управлении государством и принимать на себя ответственность перед обществом либо непосредственно, либо через своих свободно избранных представителей, в российском обществе появился запрос на новые знания. Особое место в этом контексте заняла политология (от греческого слова «politicos», что означает «для граждан или касающийся граждан»), которая отмежевалась от социологии и стала претендовать на лидерство. 

Во введении в политологию дается следующее обоснование значения этой ветви социально-гуманитарных знаний: “Политические знания и культура нужны сегодня любому человеку, независимо от его профессиональной принадлежности, поскольку, живя в обществе, он неизбежно должен взаимодействовать с другими людьми и государством. Без обладания такими знаниями личность рискует стать разменной монетой в политической игре, превратиться в объект манипулирования и порабощения со стороны более активных в политическом отношении сил».

Невозможно отрицать, что сегодня политика затрагивает интересы всех людей. Но вопрос заключается в том, насколько политология способна решить задачу 

сознательного самоопределения личности в политической жизни, защиты от манипулирования политических лидеров, партий и движений, медиа технологий и средств массовой информации и коммуникации.  

В указанном контексте целесообразно отметить следующее: понятие “политика” иерархически сложное, присутствует и может быть указано и определено в любой человеческой деятельности - от уровня отдельной личности до межгосударственных объединений. В этом смысле искусство политики может играть определяющую роль как в процессах самоорганизации (саморазвития), так и в процессах социального проектирования, вплоть до построения оптимальной конструкции современного государства. Именно поэтому этому вопросу (искусству политики) следует придавать повышенное внимание, а не опускать его на уровень бытовой интерпретации, когда конкретный индивид (или организация) сопровождает свое решение расхожей фразой: “Я политикой заниматься не буду, это грязное дело”.  При этом подразумевается лишь один уровень политической деятельности - уровень государственного строительства.  Выбрасывая из этой фразы полит процесс как таковой, конкретный индивид теряет (не ведая того) иерархически-технологический взгляд на политику в целом. Как результат таких потерь - прорехи в собственном бизнесе, в личных отношениях и т.д., т.е. во всем том, где требуется осознанное искусство и внимание в оптимальной организации конкретной деятельности. 

Центральным элементом любых гуманитарных исследований является человек ( лат. Homo sapiens - человек разумный), что следует из самого названия этих наук.  Размышление о том, что такое человек, кем он является и куда идет, было основным для философии на протяжении тысячелетий ее развития. Девиз античного мудреца  Сократа: «Познай самого себя», является вечный напоминанием, что человек сам для себя является наиболее трудным для изучения предметом.  В  фильме “Все знания мира” (All the Knowledge in the World) режиссера Эрос Пульелли  Италия, 2000 г.  говорится: “Существует иной мир. Попытки объять  его разумом равносилен  подсчету капель  в море или звезд на небе.  Но нам даны  душа и сердце для познания истины.  А чтобы познать мир нужно привести в порядок мысли и очистить  совесть. ….А для познания себя всех знаний этого мира недостаточно”.

Интересно отметить, что на санскрите слово “человек” дословно означает - ученик времени (чело - ученик, век - время). И если  это принять во внимание, то науки о человеке (гуманитарное направление) должны соответствовать своему времени, на что обратил внимание великий отечественный  мыслитель первой половины ХХ века   А.А.  Ухтомский,  введя понятие - “хронотоп” (с греч. χρόνος - время, τόπος — место),  которое по почину русского философа и  теоретика в области культуры и искусства  М. М. Бахтина было перенесено в гуманитарную сферу. 

Таким  образом, требование хронотопии (соответствия месту и времени)  диктует важнейший практико-теоретический вывод о недопустимости переноса результатов исследований, проведенных в определенном месте (например, на каком-либо  земном континенте),  в качестве  руководства к действию для жителей других континентов. Эта позиция относится к  любым живым существам, а не только к человеку. В частности, многочисленные попытки поселить отечественную кукушку в Канаде (что делали эмигранты)  кончились неудачей. Точно также ромашка из Канады не оказывала такого же терапевтического действия на человека, живущего на другом континенте, например в Европе. 

Еще более жесткое замечание связано с временной характеристикой.  Различные временные интервалы наполнены различными событиями, которые можно рассматривать как динамические окружающие условия, в которых живут люди. Любые обобщения имеют смысл при неких достаточно стабильных условиях. И если эта стабильность меняется, пусть даже на другую стабильность, то параллельно этим изменениям будут изменяться и проводимые обобщения. В настоящее время хронотопия развивается как теоретическое и методологическое направление пространственно-временной диагностики. 

Наше время очень динамично. Недаром его называют переходным, а поэтому даже очень интересные социальные исследования и обобщения, связанные даже  с ближайшим прошлым,  будут проблематичны, а порой и сомнительны при их переносе на настоящее и тем более на ближайшее будущее, что обосновывается иерархическими свойствами сложных систем, которые почти не известны большинству авторов, занимающийся гуманитарной теорией и практикой. 

Такие позиции выдвигают особое требование как к постановке задачи социально-гуманитарных исследований, так и к формулировке требований к методу их проведения, что также практически не учитывается и не соблюдается в подавляющем большинстве отечественных и зарубежных исследований. 

 

В философии человек  рассматривается   как  обладающий  уникальным качеством  «социальность»,  которая  возникает  из реального взаимодействия между людьми.  В. Г. Белинский отмечал, что «создает человека природа, но развивает и образует его общество».  

Жизнь людей взаимообусловлена, то есть  они могут жить только общаясь друг с другом, обмениваясь опытом, воздействуя друг на друга. Любая активность отдельно взятого человека, любое проявление его жизни, всегда есть результат совместной жизни с другими людьми. 

Как понимать в современном звучании понятия, отмеченные в Конституции РФ: демократия, конституционные права и свободы,  правовое государство, народовластия и др.? Эти вопросы волнуют большинство граждан. Однако теоретическая неоднозначность, многозначность трактовок не дают возможности их адекватного понимания.  Причем, вместо научной аргументации в социологических и иных работах часто приводятся изложения собственных мнений авторов или описания их собственного опыта, что уводит подобные работы из сферы науки, создавая отрицательный прецедент для необоснованных дискуссий и даже  для различных манипуляций.    Сколько людей столько и мнений, но если  при множестве мнений отсутствует научная аргументация, а есть только мнения, то такая ситуация говорит не о свободе слова, а приводит к хаотизации мышления и принципиальной невозможности рационального использования подобных материалов на практике.  

В этом контексте чрезвычайно важной является задача формирования лидеров и экспертов, существенно влияющих на мировоззрение лидеров, новой формации,  как личностей способных формировать единое  обоснованное поле понятий и подходов,  снимающих   противоречия, разграничения и разночтения при   достижении значимых заданных или поставленных в процессе самоорганизации целей.

Современная социальная практика ставит задачу формирования теоретико - методологических и знаниевых подходов, обеспечивающих обществу его устойчивое развитие,  а человеку  - приемлемое бытие, на основе реализации своих конституционных  прав и свобод,  участия в управлении и развитии общества. 

В публичном поле в последнее время озвучен социальный заказ на формирование образа будущего (перспектива развития на 10 -15 лет).

Учитывая вышеприведенное, используемый нами методологический подход можно назвать системным вариантом деятельностной теории или методологией деятельности, приемлемой для теоретического и практического решения социальной проблематики.

При необходимости актуального понимания и решения реальных теоретических и практических социальных задач объективно требуется универсальный методологический базис, на основе которого можно и необходимо решать частные социальные проблемы и задачи. Именно такой универсальный базис будет связывать частную проблематику в  единое целое, которое будет носить устойчивый характер и иметь перспективы для дальнейшего развития. Это особенно важно в современной динамической и многообразной  социальной реальности.  

Вспомним замечание основоположника квантовой физики Макса Планка:  “Системность — это новое качество знаний,  разорванное  лишь по произволу самим человеком".                                                                                                    

Курс, предшествующий социальной практике,  предлагаемый нами для ознакомления на заочной основе, называется “Введение в Инвариантное моделирование”  и является апробированной на практике теоретико- методологической основой для решения выше рассматриваемой  проблематики.  

Таким образом, вам  не предлагается доверять позиции автора, а проверить приведенные в анализе выводы на основе ознакомления с закономерностями  системного развития. 

Методология ИМ не требует рекламы,  так как показала свою дееспособность и результативность, и успешно применяется исследователями различных стран.  Автор Инвариантного моделирования известен как ученый с мировым признанием (хотя его работы написаны на русском языке) и занимает нишу фундаментальной методологии.  

Анонсируя свой семинар-марафон по системному мышлению к.м.н. М.А. Пронин, уточняет: «Иными словами, одновременно будут развертываться три плана: нормативный (определение систем в разных подходах/нотациях; этапы становления и развития от Ключей Гермеса до ИМ на основе теории ГДС), практический - концептуально-понятийное единство Vs когнитивный диссонанс/отторжение и внутренний план деятельности системщика (реальная субъективная реальность)».

 

Приведенное выше и рецензии (например, рецензия на методологию Инвариантного моделирования д.э.н. Трошина А.И.)  свидетельствует о том, что в РФ  определенная часть интеллектуальной элиты ознакомлена с ИМ и проверили на своей практике результативность Теории гиперкомплексных динамических систем.  Однако вся социальная практика выстраивается исключительно на системных методах второго поколения. 

 

Ситуационный анализ состояния социально-гуманитарных знаний, осуществленный в рамках научно-практической школы социального  проектирования с на основе  системной методологии  – Инвариантного моделирования,  выявил  целый  ряд  проблем методологического  порядка,  которые  позволяют утверждать,  что для  России актуальной является задача создания собственной системы научно-обоснованной   терминологии, положенной в основу собственного  развития.

Законодательство – практика: соотношение  

Экспертный контент-анализ законодательно-правовой базы РФ (на основе системы “Гарант”) дает основание утверждать, что современное законодательство недостаточно отражает потребности социальной практики.  Кроме того, следует отметить, что на данном этапе новые подходы к реализации Конституционных основ государства не систематизированы и не адаптированы к потребностям конкретного человека, живущего в современном быстро меняющемся мире. Причем, все нарастающая скорость таких изменений привела к созданию еще одной социально значимой проблемы, суть которой можно выразить одной фразой: “скорость протекания социально-экономических процессов сейчас такова, что она превышает скорость осмысления, происходящего”. А это в свою очередь приводит не только к непониманию, но и к потере контроля, ошибкам в управлении такими процессами, что неминуемо вызовет негативные последствия,  вплоть до необратимой катастрофы. 

Рассмотрим полученные в результате анализа  аспекты и проблемы,  касающиеся  развития общества на современном правовом фундаменте.      

Так, Статья 1 Конституции гласит: «Российская Федерация - Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления».  Федеративной  природой  российского государства обусловлено наличие сложной системы органов государственной власти, состоящей из федеральных органов власти и органов власти субъектов РФ. Конституционное закрепление осуществления государственной власти в субъектах РФ образуемыми ими органами государственной власти имеет большое значение в укреплении самостоятельности субъектов РФ в реализации ими своих полномочий.

В научно-консультативной среде на данный момент не сложилось единого мнения по ряду конституционных позиций. Например, согласно Конституции баланс исполнительной и законодательной  властей выстроен так, что Россия определяется как  смешанная республика (такую форму правления также обозначают как президентско-парламентскую, полупарламентскую или полупрезидентскую республику), сочетая в себе черты президентского и президентского республиканского правления. По мнению председателя  Конституционного суда РФ В.Д. Зорькина Россию более точно следует называть смешанной президентско-парламентской республикой.

В теории права понятие «правовое государство» предполагает, что в стране провозглашены и соблюдаются на практике ряд правовых принципов, в которых выражается суть правового государства: верховенство закона; разделение властей; независимость правосудия; равенство граждан перед законом; справедливость; возможность защитить свои права; неуклонное применение мер ответственности за совершенное правонарушение.

Рассмотрим,  какими особенностями характеризуется  демократическое государство.  

Демокра́тия (др.-греческого δημοκρατία - «власть народа», от δῆμος - «народ» и κράτος - «власть») – управление государством, в основе которого лежит метод коллективного принятия решений с равным воздействием участников на исход процесса или на его существенные стадии. 

В Комментариях к Конституции определены признаки демократического устройства общества:  «Народ России, принимая Конституцию - основной закон государства, нормативный правовой акт учредительного характера и высшей юридической силы, сам учреждает то демократическое устройство общества, которое закреплено Конституцией: осуществление власти исключительно народом, верховенство Конституции и законов, федерализм, республиканскую форму правления, высшую ценность человека, его прав и свобод, социальный, светский характер государства, экономическое и идеологическое многообразие, многопартийность, местное самоуправление.»

  В мире и Европе не существует однозначного понимания демократии, практика проявляет недостатки определенных устоявшихся подходов. Вместе с тем в международном контексте следует ориентироваться на  материалы сайта Совета Европы,   где демократия определена как путь создания  необходимых  условий для  жизнедеятельности людей, уровень  зрелости которых позволяет им быть соавторами проектов коллективных субъектов, становиться инициаторами социальной практики и законотворческой деятельности.   

  Ряд российских экспертов отмечают, что сегодня на практике мы наблюдаем манипуляторную демократию, ее декорацию, учитывая, что потеряно доверие к ее институтам, в том числе партиям как институтам политики, которые больше походят на квази-образования. В мире наметилась тенденция к усилению персонифицированной власти как более эффективного  средства влияния на современные вызовы. 

Развивая принципы, заложенные в Конституции, эксперты теории государства и права уточняют: “Прогрессивное развитие государства или его развитие по восходящей линии проявляется в том, что по мере перехода государства от одного типа к другому, от одной его сущностной характеристики к другой, укрепляются демократические принципы его организации и деятельности, расширяются его социальные основы, увеличивается круг прав и свобод, которыми наделяются подданные и граждане государства. О развитии государства по восходящей линии свидетельствуют также другие обстоятельства, а именно - совершенствование самого государственного механизма, расширение конституционно-правовых основ его деятельности, совершенствование механизма взаимосвязи и взаимодействия государства с обществом и различными социально-политическими институтами”.

В Комментарии к Конституции также содержатся дополнительные разъяснения,  необходимость в которых появилась из-за различного понимания прямой демократии и др. понятий, связанных с принципом демократии.  Например, “Осуществление власти народом через органы государственной власти и органы местного самоуправления, или представительная демократия, означает, что граждане, избрав из своей среды депутатов в представительные органы государственной власти и местного самоуправления или иных выборных должностных лиц, делегируют им право принимать законы и решать иные важнейшие вопросы государственной и общественной жизни в интересах народа. Представительная демократия - важнейшее средство осуществления народом власти в стране, поскольку практическая реализация форм прямой демократии происходит относительно редко, а представительные учреждения работают в основном на постоянной основе”.

Конституционный принцип разделения властей является предпосылкой верховенства права и обеспечения свободного развития человека. Разделение властей поэтому не ограничивается распределением функций и полномочий между различными государственными органами, а предполагает взаимное равновесие между ними с тем, чтобы ни один из них не мог получить преобладание над другими, сосредоточить всю полноту власти в своих руках. Это равновесие достигается системой «сдержек и противовесов», которая выражается в полномочиях государственных органов, позволяющих им оказывать влияние друг на друга, сотрудничать при решении важнейших государственных проблем.

В современном понимании демократическое государство - это государство, устройство и деятельность которого соответствует воле народа, общепризнанным правам и свободам человека и гражданина.  Вместе с тем ситуационный анализ, показывает, что реально разговоры о демократии - это дымовая завеса, закрывающая отнюдь не демократические реалии, за которой наблюдаются: процветание коррупции, хищения в особо крупных размерах, вывоз капитала,  «утечка мозгов» и т.д.  Подобная ситуация не способствует реальной демократизации, а приводит к несимметричному расслоению общества на далеко не равные, плохо совместимые между собой части: небольшая часть (3-5%) представленная олигархатом на постсоветском пространстве; предпринимательский слой, занимающий по разным оценкам от 20 до 35% населения и остальная часть с неустойчивым доходом и плавающими показателями.  О последней части можно уверенно сказать, что она вполне может рассматриваться как “охлос”  (р.-греч. ὄχλος - “толпа”),  полностью выпадающий из процесса демократизации в греческой традиции,  когда понятие демократии распределялось между зажиточными гражданами, число которых не превышало десяти процентов от всех жителей государства.  

В современных социально-экономических условиях, по оценке современного реформатора Ли Куан Ю (Сингапурское чудо): “В вопросах демократии важно помнить, что для создания открытой политической конкуренции и свободных СМИ нужно, чтобы 40-50% населения принадлежали к среднему классу, т. е. имели доход выше $5000 в месяц и были хорошо образованны.”   Если принять эту цифру за основу, то к охлосу придется отнести и значительную часть предпринимательского слоя населения. В такой ситуации говорить о наличии демократизации вообще не приходится.  

В основном Законе России также заложены конституционные принципы идеологического и политического многообразия как руководящие начала формирования современной партийной системы в Российской Федерации. Идеологический плюрализм  означает, что в РФ признается идеологическое многообразие, никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной (ст.13,ч. 1,2 Конституции).  

РФ провозглашается светским государством (ст.14 Конституции). Это означает, что никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Светский характер государства проявляется также и в том, что религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.

Политический плюрализм - это свобода политических мнений и воззрений.  Он проявляется через деятельность независимых объединений граждан. Поэтому надежная конституционно-правовая защита политического плюрализма есть необходимая предпосылка не только реализации принципа народовластия, но и функционирования правового государства. Политический плюрализм предполагает наличие различных социально-политических структур, функционирующих в обществе, существование политического многообразия, многопартийности (ст.13, ч.3, 4, 5 Конституции). Деятельность всевозможных объединений граждан в обществе также оказывает влияние на политический процесс (формирование органов государственной власти, принятие государственных решений и т.д. ). Многопартийность предполагает легальность политической оппозиции, способствует вовлечению в политическую жизнь более широких слоев населения. Конституцией запрещается лишь создание и деятельность таких общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности РФ, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни.

На практике в российском обществе наблюдается достаточно активная  политическая борьба, обусловленная стремлением к политическому лидерству,  многообразие политических течений и институций и разнообразие стратегических целей  участников политических процессов.

Как известно, идеологические предпочтения и выбор человека своего места в политическом пространстве основываются на мировоззрении человека.  В теории государства и права отмечено: “Мировоззрение в широком смысле слова включает совокупность всех самых разнообразных взглядов человека на окружающий мир. Это и философские, и политические, и правовые, и этические, а также иные взгляды и представления. Главным образом мировоззрение формируется под влиянием окружающего человека материального и духовного бытия, а также под воздействием получаемой им в процессе жизнедеятельности многообразной информации и различных знаний”.  Следует подчеркнуть, что мировоззренческая функция конкретного человека зависит не только от внешнего влияния, но от  степени развития  самого человека, что в существенной мере определяется способом и организацией его мышления. 

Принцип многообразия форм экономической деятельности подразумевает, что основу экономики РФ составляет социальное рыночное хозяйство, где обеспечивается свобода экономической деятельности, поощрение конкуренции, разнообразие и равноправие форм собственности, их правовая защита. В РФ признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности.

Методологические основы социального рыночного хозяйства имеют истоки в ордо-либеральной «теории  порядка»,  определяющей ее институциональные условия. Основными особенностями социального рыночного хозяйства являются: личная свобода;

экономическая дееспособность; социальная справедливость

Конституция РФ в ч.1 ст.8 провозглашает свободу экономической деятельности, в том числе и предпринимательской, чем создает правовую основу реализации потребностей и интересов человека. Конституция РФ также закрепляет положение, что в России признаются и равным образом защищаются частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности. Право на частную собственность, в том числе на землю и другие природные ресурсы (ч.2 ст.9), является необходимым условием реализации экономической свободы.  А общество экономической свободы является основой развития гражданского общества.   

Вместе с тем  если в рамках обществоведческой науки сегодня считается общепризнанным тезис о том, что важнейшим фактором формирования демократической политической системы является наличие гражданского общества,  то  вопрос о самой сущности гражданского общества до сих пор остается  дискуссионным.  

Так на сайте ООН сказано: «Гражданское общество является «третьим сектором» общества наряду с государством и бизнесом. Оно включает в себя организации гражданского общества и неправительственные организации. ООН признает важность партнерства с гражданским обществом, потому что оно продвигает идеалы Организации, а также помогает поддерживать ее работу.»  

Однако современное состояние демократии и свободы слова в мире позволяют усомниться в достаточности теоретических обоснований всех определений социально-гуманитарной направленности и по-новому посмотреть на привычные формулировки и информационные модули всех составляющих современного социального знания.  Такая потребность актуализируется социальным запросом со стороны ряда экспертов и аналитиков,   озвученная на каналах телевидения,  отраженная в прессе и публикациях. 

Более того,  важно исходить из того, что терминологическая определенность является основной предпосылкой к реализации социальной практики и проектирования социально-экономического развития с учетом конституционных основ развития общества на всех уровнях.  Именно под таким  углом зрения (оценки обоснованности существующих терминов)  еще раз  рассмотрим понятия,  составляющие основу устройства нашей государственности и жизненного пространства.. 

Как известно, термин «гражданское общество» введен Аристотелем, который называл гражданским обществом сообщества свободных и равных граждан, связанных между собой определенной формой политического устройства (государство-полис). Наука не располагает доводами, опровергающими правомерность такого понимания этого понятия. Просто другие мыслители предлагали свои варианты определения и изучения гражданского общества в рамках социологии и других общественных наук. Однако,  если исходить из того, что лицо, достигшее 14 лет и имеющее гражданство Российской Федерации, подтвержденное паспортом, является гражданином России.   Если население РФ составляет более 145 млн. человек, то численность взрослого населения составит около 120 млн. чел.  И это и есть численность граждан РФ или численность гражданского общества. 

Важно подчеркнуть, что трудовые отношения, по-прежнему, остаются базовыми в системе социальных отношений.  Классики марксизма немецкие экономисты и социологи Карл Маркс и Фридрих Энгельс отмечали, что гражданское общество — это сфера материальной, экономической жизни и деятельности людей. Именно оно является первичным по отношению к государству, гражданская жизнь как сумма разнообразных интересов скрепляет государство.

  Обращает на себя внимание то, что налоговыми  органами РФ при определении  третьего сектора ссылаются на положения социологии: “Современная социология условно делит социальные группы гражданского  общества на три сектора….”   Таким образом, возвращаясь к определению, логично определить гражданское общество как сообщество граждан, объединенных рамками единого правового поля государства, что созвучно в аристотелевской формуле. 

Параллельно с этим гражданским обществом будем назвать  институты гражданского общества.  В соответствии с Конституцией Российской Федерации   граждане имеют право на объединение на некоммерческой основе, с целью получения социальных услуг, развития самоорганизации социальных систем. Современное российское законодательство определяет  основной формой реализации права граждан на объединение - некоммерческие организации, которые могут создаваться в форме общественных, благотворительных организаций, некоммерческих партнерств, автономных организаций и учреждений. Деятельность общественных и благотворительных организаций регулируются соответствующими  федеральными законами. Среди общественных объединений особый статус имеют религиозные объединения, политические партии, профессиональные союзы, молодежные и детские организации

Таким образом  выглядят отличия понятий  «гражданское общество» и «институты гражданского общества».

В открытых источниках правового порядка сказано:  “В решении ключевых задач формирования гражданского общества и важнейших социальных проблем все более значительную роль будут играть негосударственные некоммерческие организации, которые образуют так называемый Третий сектор. В дальнейшем, во избежание терминологической путаницы, мы будем использовать термин независимые некоммерческие организации для обозначения организаций, составляющих Третий сектор.

 Важно учитывать  следующее разъяснение:  “Нередко эти три сектора называют соответственно государственным, коммерческим и некоммерческим:  (рис. 30). 



 

Использование этих названий, разумеется, вполне допустимо, но они имеют более условный характер. Следует иметь в виду, что российское законодательство делит все множество юридических лиц на два больших класса: коммерческие и некоммерческие организации. Среди тех и других могут быть государственные, муниципальные и частные. То есть, множество коммерческих организаций шире, чем второй сектор,  а множество некоммерческих организации - соответственно шире, чем третий сектор. Конституция РФ в гл. 1, 2 устанавливает базовые, основополагающие правовые связи, на которых строится и функционирует гражданское общество в современной России. 

В основу взаимоотношений государства и личности в РФ положен принцип: «Человек, его права и свободы, являются высшей ценностью». Означает ли это безусловный приоритет прав человека в России над правами и интересами государства? В работах современных исследователей подчеркивается, что приоритет прав человека не имеет ничего общего с абсолютизацией и гипертрофией этих прав. Последние противопоставляются не интересам общества, а полномочиям государственного аппарата. 

При этом остается нерешенным вопрос соотношения прав  человека и прав сообществ людей  с учетом очевидного (с точки зрения здравого смысла) тезиса, что безопасность человека и права человека не должны быть барьером для решения проблем общественной безопасности,  безопасности всего человечества. В условиях кризиса, новых вызовов 21 века, несущих новые угрозы миру  и жизни людей, неэффективности системы международной безопасности важно совершенствовать форматы консультативного процесса, направленного на формирование дополнительных механизмов общественной безопасности, которые  могут использовать граждане для  реализации своих прав,  участия в создании моделей устойчивого развития  территорий,  государства  и мира в целом.

Парадигмы и подходы: краткий обзор 

На всех этапах своего развития  человечество  пыталось осмыслить законы  бытия и постичь тайны  мироздания,  а  позже  выразить свое отношение к  развитию общества  (Сократ,  Платон, Аристотель, Пифагор и др.).   Постепенно накопленные знания стали оформляться в теоретический материал в контексте подходов и  парадигм. Учитывая полемику в отношении понятий парадигма и теория между специалистами  и отношении к  терминологическим вопросам (например,  см.  “Парадигмы или подходы?  Ответ Д. П. Исаеву”),  рассмотрим основные положения данного раздела последовательно. 

Парадигма призвана раскрывать основу науки, ее каркас, упорядочивая все те знания, которые она накопила за время своего существования.  Парадигма  формируется  в  ходе  развития  научной  деятельности  на  базе  определенных концептуальных, ценностных, методологических и   иных  свойственных ей установок. Одно из первых и наиболее известных упоминаний понятия встречается в диалогах Платона.

В науке и философии паради́гма (от др.-греч. παράδειγμα, «шаблон, пример, образец» < παραδείκνυμι — «представлять») означает определённый набор концепций или шаблонов мышления, включая теории, методы исследования, постулаты и стандарты, в соответствии с которыми осуществляются последующие построения, обобщения и эксперименты в  исследуемой области. 

Существует множество подходов к понятию парадигмы. C конца же 1960-х годов этот термин стал преимущественно использоваться в философии науки и социологии науки для обозначения ведущей системы идей, взглядов и понятий, исходной концептуальной схемы, модели постановки проблем и их решения, методов исследования, господствующих в течение определенного времени в научном сообществе. С появлением в 1962 г. влиятельной книги Т. Куна «Структура научных революций» термин «парадигма» приобрел совершенно другой набор значений и гораздо более широкое использование.  Рассматривая науку более широко, автор утверждает, что она развивается скачкообразно и подвержена революциям. Революции возникают на основе фактов, которые не укладываются в общепринятую научную картину. Эти несоответствия провоцируют специальные исследования, которые в результате приводят к пересмотру господствующей парадигмы и в конечном счете ее опровержению, после чего утверждается другая парадигма, которая составляет основу нового этапа нормальной науки, принимающей в расчет новые факты.

Таким образом,  Томас Кун впервые сформулировал новую концепцию развития науки и научного знания, в которой развитие науки представлено как чередование эпизодов конкурентной борьбы между различными научными сообществами. Роберт Мертон рассматривал парадигму как необходимую основу для анализа данных, полученных в результате социологического, в особенности качественного, исследования. Опора на парадигму при анализе данных качественного исследования, таким образом, должна способствовать выявлению главного в полученных результатах, служить оптимизации процедур их получения, а также упорядочению общего хода мысли исследователя. 

Современные исследователи подчеркивают,  что парадигмы склонны рассматриваться с точки зрения типа, а не отдельного случая, и ассоциироваться скорее с мыслью, чем с действием. Парадигмальные структуры понимаются скорее как структуры идей, а не социальных отношений. В этом смысле они могут быть восприняты как имеющие креативную силу для субъекта действия. Аналитику они могут показаться более сильными в сравнении с предсказаниями благодаря своему абстрактному качеству и способности к аналогиям.

Принимая во внимание существующую тенденцию к эклектизму в применении методов социологического исследования и теоретических подходов в анализе,  особое значение приобретает способность ученого  определять, в какой именно парадигме проводится то или иное исследование и какой инструментарий в данных условиях будет наиболее адекватно отвечать поставленным задачам. Все социологические парадигмы можно разделить на три уровня: макропарадигмы, микропарадигмы и универсальные общие парадигмы. Помимо данной классификации, существуют и другие.

Понятие парадигмы шире понятия теории. Иногда под парадигмой понимают крупные теории или группы теорий, а также всеми признанные достижения в данной области науки. Цеховая культура и склад мышления позволяют социологам достигать определенных, порой значимых результатов. «Осмысление  опыта –  особое умение, предполагающее личный вклад  ученого в то знание, которое он получает. Оно включает в себя искусство измерения, искусство наблюдения, позволяющие создавать научные классификации. В познании инструментом может выступать знак или символ, и тут знак  или  символ  смещается  на  периферию  сознания,  сфокусированном  на  том,  что  мы обозначаем.  Это  можно  назвать  ассимиляцией  понятийных  и  символических  систем, которые благодаря  присутствию  их  в  периферическом  сознании  становятся  нашим продолжением. Такие акты ассимиляции можно назвать еще актами самоотдачи, способом реализации собственной личности».

В США идея прогресса узаконила социальные науки как своеобразных «консультантов» для обеспечения рационального течения истории (Ross, 1984). Опытное знание, организованное в соответствии с научной рациональностью было призвано освободить людей от рамок налагаемых природной и предложить пути к более прогрессивному социальному миру. 

Неомарксисткая концепция (парадигма)   представителей франкфуртской школы:  М. Хоркхаймер, Т. Адорно, Г. Маркузе, Ю. Хабермасом основывается на таком социальном явлении, как отчуждение, рассматриваемое  как социально-экономическое явление. Данная парадигма стала пересмотром основ марксизма и прежде всего стремлением обосновать разрыв «труда» и «интеракции» в том смысле, что на смену первому как господствующему типу отношений приходит универсальное взаимодействие людей во всех сферах жизни.

В первой половине XX столетия на Западе, прежде всего в Европе и Америке, быстро развивалась эмпирическая социология. Она представляет собой современное проявление социологического позитивизма, начало которому положили О. Конт, Г. Спенсер и Э. Дюркгейм. Однако в отличие от своих предшественников представители современной эмпирической социологии отказались от исследования фундаментальных проблем социальной философии, в том числе от изучения общества как целостного социального организма, законов его развития. Они сосредоточили свое внимание на отдельных явлениях общественной жизни. Четко прослеживается установка на то, чтобы превратить социологию в точную и по сути прикладную научную дисциплину.

Развитие прикладной эмпирической социологии привело к появлению ее отдельных отраслей, таких, как: социология города, социология села, социология труда, инженерная социология, социология образования, социология семьи, социология молодежи и т.д. Все эти отрасли социологии имеют явно выраженную практическую направленность. Проводимые в них исследования отличаются невысоким уровнем научных обобщений и направлены главным образом на выработку практических рекомендаций  Это относится, например, к тем эмпирическим исследованиям, которые проводились и проводятся на промышленных предприятиях, на селе, в армии, в области науки, образования, семьи, молодежи и т.д. Основанные на данных исследованиях практические рекомендации могут касаться улучшения организации труда и морально-психологического климата в производственном или армейском коллективе, более полного учета потребностей и интересов определенных социальных групп, улучшения функционирования тех или иных социальных институтов.

Эмпирическая социология базируется на определенных теоретических и методологических подходах. Начало их разработке было положено в работе американских социологов У.Томаса (1863—1947} и Ф. Знанецкого (1882—1958) «Польский крестьянин в Европе и Америке». В ней исследовались проблемы «разложения форм общественной жизни» и распада семей в польской деревне в ходе массовой миграции крестьянства из Польши в Америку, а также способы и формы их адаптации в США. В дальнейшем теоретические и методологические основы эмпирической социологии разрабатывались в работах американских социологов Д.Ландберга (1895—1966). П.Лазарсфелъда (1901—1976). Дж.Морено (1892—1974) и других социологов. Дж. Морено вошел в ряды видных теоретиков эмпирической социологии в связи с разработкой им так называемой социометрии — науки об измерениях общественных отношений. По его словам, социометрия означает «всякое измерение всех социальных отношений», и в силу этого она «исследует и трактует законы социального развития и социальных отношений».  Однако социометрия Дж. Морено, по сути, не касается объективной стороны социальных отношений и концентрирует внимание на их субъективной, прежде всего психологической, стороне. В эмоционально-психических отношениях он пытался найти объяснения всех сторон общественной жизни: экономической, политической, нравственной и т.д. Он стремился выявить связи между «макроструктурой» социального коллектива (его делением на представителей разных профессий и видов деятельности, на руководителей и подчиненных) и его «микроструктурой», элементами которой выступают чувства и ценностные ориентации людей, прежде всего чувства симпатии и антипатии, дружбы и вражды, а также ориентации на сотрудничество или же. напротив, на прекращение доверительных отношений и т.д. В несоответствии макро- и микроструктуры коллектива (производственного, научного, военного и др.) Дж. Морено усматривал возможности противоречий и конфликтов. Найти способы обнаружения и устранения такого несоответствия призвана социология. Причем, вышеупомянутые ученые указывали на необходимость использования количественных методов в социологии, в том числе математических методов обработки данных. Их работы используются современными социологами.

Видное место в современной социальной философии занимает так называемый структурно-функциональный анализ. Среди его многочисленных представителей выделяются американские социологи Т.Парсонс (1902—1979) и Р.Мертон (р. 1910). Оба они признают важную роль социально-философской теории в объяснении общественных явлений. Р.Мертон разработал «теорию среднего ранга (или уровня)». Последняя выступает как совокупность некоторых теоретических обобщений на основе эмпирических данных. Обобщенным выражением теорий среднего уровня могла бы стать, по Мертону, общая социальная теория функционирования общества.  Представители структурно-функционального анализа, подобно О.Конту и Г.Спенсеру, рассматривают общество как целостный социальный организм, части которого функционально связаны друг с другом и со всем обществом. Важно понять эти связи и воздействовать на них таким образом, чтобы упрочить общество, обеспечить его равновесие и стабильное функционирование. Они анализируют общество с помощью таких понятий, как «система», «элементы», «структура», «функция», «дисфункция», «равновесие», «стабильность», «гармония» и т.п.

Попытку создания теории функционирования общества как целостной социальной системы предпринял Т. Парсонс. В одном из своих основных трудов — «Структура социального действия» он выступил за «аналитический реализм» в исследовании общества. Это означает, что система теоретических понятий должна более или менее правильно отражать «черты реального мира» или происходящие в обществе процессы. Первый уровень — это отдельные человеческие индивиды, взаимодействующие друг с другом в соответствии со своими социальными ролями. Здесь Парсонс вслед за М. Вебером развивает «теорию социального действия», которая составляет основное содержание его учения об обществе. Второй уровень — коллективы, в которые организуются индивиды опять-таки в соответствии со своими социальными ролями. Третий уровень — социальные институты, к которым можно отнести, скажем, системы образования, политики, права, искусства и т.д. Наконец, четвертый уровень — это общество как целостная система, создающаяся в процессе взаимодействия индивидов, коллективов и социальных институтов на основе определенной системы ценностей.

Парсонс исследует происходящие в обществе процессы во всех его сферах, в том числе условия обеспечения равновесия в экономической сфере, отчего, по его словам, зависит равновесие и устойчивость всего общества. Он пишет о недопущении чрезмерно резкой «классовой дифференциации», ставит вопрос о нахождении механизмов разрешения противоречий в политической сфере, о соблюдении «фундаментальных условий стабильности систем».  Ученый высоко оценивал значение общей социальной теории, с позиции которой он был готов объяснять процессы, происходящие в отдельных сферах общественной жизни. Его стремление идти от анализа деятельности людей к рассмотрению общественных отношений между ними и функционирования социальных институтов способствовало более глубокому исследованию общества именно как целостной социальной системы.

Необходимо отметить, что в современной отечественной социологии очень ярко проявляется тенденция к парадигмальному плюрализму, что отражается на усилении дифференциации системы социологического знания. Данная особенность,  обусловленная конституционными принципами развития государства, по мнению ряда теоретиков, остро ставит проблему разработки и проведения единой теоретико-методологической линии в социологии.  Одновременно с этим продолжается дискурс по поводу  социологии как «мультипарадигмальной» науки.

И несмотря на  притязания, социология, как и ни одна другая наука на сегодняшний день не имеет аргументированных оснований претендовать на  статус прародительницы других наук в силу неадекватности применяемых методов для решения этой задачи.  Это объясняется и тем,  что не существует такой постановки вопроса:  создать целостную систему социологических знаний и адекватно оценивать научно-практические возможности ее составляющих, которые  в исторический ретроспективе могут быть кратко представлены такими сведениями.  

Методология - метод- методика

Если исходить из задачи объективного исследования социальных процессов и явлений, то следует также отметить, что социум состоит из разнокачественных объектов (человек, группа, организация, общества и т.д.), образованных различными совокупностями людей (от группы до населения Земли в целом). Описание и изучение социума затруднено тем, что он изучается теми же людьми, из которых организован. Иначе говоря, объект исследования и средство исследования -  одни и те же, что делает практически невозможным убедительно утверждать об объективности и правомерности тех или иных выводов, позиций и заключений. А это в свою очередь приводит к тому, что подобные изложения чаще всего представляют собой эклектический набор мнений различных социальных и политических авторитетов, чьи заявления в большинстве случаев носят ситуационно- конъюнктурный характер.  В то же время не ставится проблема методологического соответствия, последствия применения неадекватных методов не анализируются, а попытки обратить на это внимание научной общественностью не учитываются.

Вместе с тем следует отметить, что методологическая обеспеченность соразмерна  с управленческим процессом: метод опосредованно управляет процессом исследования и в значительной мере предопределяет содержание его конечных результатов и выводов. Из кибернетики известно (теорема Эшби), что эффективное управление возможно тогда и только тогда, когда уровень системной сложности управляющего субъекта выше уровня сложности управляемого объекта. В том же соотношении должны находиться применяемый метод и исследуемый с его помощью объект. В противном случае говорить об обоснованности применяемых результатов и их достоверности (при всей логической строгости рассуждений) не представляется возможным.  И тем более опасным становится практическое использование таких неадекватных результатов, негативные последствия которых просто не будут адекватно пониматься и интерпретироваться.  

Каждое научное направление имеет свой объект и что еще важнее предметное ограничение в своих исследованиях.    Например, психология и физиология имеют общий объект исследования (человек),  но сосредотачиваются на своих предметных областях:  психология на изучении психических явлений и их особенностей, а физиология на изучении телесных процессов и явлений. У обоих научных направлений - свой понятийный набор и свои закономерности, которые практически   не имеют ничего общего друг с другом.  

Закономерности частных научных направлений, обусловленные эмпирикой конкретных предметных областей,  практически неприменимы  в других частных научных исследованиях, опять - таки в  силу различия предметов исследования.  

Законы химии и законы психологии абсолютно несовместимы и взаимно неприемлемы.  Перенос закономерностей одного частного научного направления на другое частное научное направление является наиболее распространенной ошибкой во многих современных исследованиях. Т.е., акцентуация на своих предметных областях делает невозможным и зачастую принципиально ошибочным даже использование одинаково звучащих понятий,  которые имеют существенно разный смысл в различных частных дисциплинах. 

Если социология рассматривает понятие “масса - это один смысл, а  денежная масса - это совсем другой смысл, а понятие “масса”, используемое в физике - третий. Очевидно, что при одном  и том же звучании они имеют существенно разный смысл и без специальных дополнительных объяснений переносить их из одного научного направления в другое невозможно ибо это приведет к путанице и хаотизации. 

Указанных причин достаточно,  чтобы понимать несостоятельность утверждений о какой-либо взаимообусловленности частных научных направлений. Различность предметов исследования делает несостоятельными подобные совмещения.  Следует отметить,  что совмещение правомочно при следующих условиях: наличие общего  предмета исследований; отсутствие конкретного предмета исследования (универсальные знания),  что в методологическом смысле эквивалентно первому пункту.  Взгляд на объект и разные предметные области с позиций системного и междисциплинарного инструментария,  которые  в силу своей универсальности не имеют предметных ограничений и могут быть применимы для исследования любых объектов,  предметов и явлений вне зависимости от их качественной разновидности, позволяет решать задачу адекватного выбора  метода. 

Но даже такое  свойство междисциплинарных исследований  не позволяет рассматриватьих как прародительницу каких-либо частых направлений, которые могут появиться сами по себе, вне зависимости от какого-либо методологического инструментария. 

Отметим, что несмотря на достижения ученых, в том числе отечественных, заложенных в устои современного мира, научная разработанность и целостность социально-гуманитарных знаний остается уязвимым местом современности и требует внимания как научных и общественных институтов, так и государства.

Назовем некоторые причины такого явления:

1. Существующие во всем мире, часто односторонние и противоречивые представления о статусе и роли фундаментальных и прикладных наук. 

2.  Социально-гуманитарные науки выступают источником формирования идеологий и концепций власти.  

В США идея прогресса узаконила социальные науки как своеобразных «консультантов» для обеспечения рационального течения истории (Ross, 1984). Методы социального управления внедрялись для того, чтобы организовать людей и их мысли и установки, эмоции и практику.

В 1989 г. Лестер Уордписал:  «Наиболее важным представляется установить иерархию наук — не то как они могут быть упорядочены, но как они должны быть упорядочены, вне зависимости от чьих-либо пристрастий … Конт делает это, используя критерий «позитивности», или степени определённости наблюдаемых феноменов. Это также является мерой относительной сложности, поскольку точность науки обратно пропорциональна ее сложности. Более того, степень этой точности или позитивности, соответственно которой предмет науки может быть описан математически, является индикатором ее положения на общей шкале. Обобщая это правило, Конт выделяет пять групп феноменов в порядке уменьшения их позитивности. Эти группы он называет: астрономия, физика, химия, биология и социология».   Однако наука развивалась, и в  начале 21 века американский  ученый Д.  Майерс предложил следующее представление об иерархии наук: теология, философия, социология, социальная психология, психология, биология, химия, физика.  

Как видно из приведенной выше схемы, на развитие социологии непосредственно влияет и философия как одно из фундаментальных научных направлений,  расположенных автором под теологией над социальной психологией, психологией, биологией,  химией, физикой (расположены по нисходящей).   

3. Влияние постмодернизма как широкого течения в культуре 2-й пол. 20 – нач. 21 вв. (в философии, гуманитарных науках, искусстве и литературе), с его программной установкой на новизну и обращению к культурному наследию прошлого. Постмодернизм — общий культурный знаменатель второй половины XX века, уникальный период, в основе которого лежит специфическая парадигмальная установка на восприятие мира в качестве хаоса — «постмодернистская чувствительность». Данное утверждение корреспондируется с  выводами доктора филос.  н.  проф.  С.А. Кравченко,  который выделяет пять поколений социологической теории, соответствующих пяти типам социологических метапарадигм  по  критерию способности  теории  отражать  увеличение динамической  сложности  общества: 

Первое–теории, рассматривающие  общественное  развитие  как эволюционно – линейное.

Второе – теории, основанные на собственном социальном теоретико - 

методологическом  инструментарии,  который  толковал  причинность  как вероятность совершения событий.

Третье – теории,  которым соответствует интегральная метапарадигма, 

трактующая процесс   социокультурной   динамики   социума, становящегося все более  открытым  и  динамичным.

Четвертое поколение – теории,    анализирующие  современное  общество, 

которому  характерна  как институциональная, так  и индивидуальная рефлексивность.

Пятое поколение – теории, и декларирующие, и изучающие нелинейную

социокультурную динамику, процессы самоорганизации социума, обеспечивающие возникновение порядка из хаоса, превращение стихийного развития в направляемое, а также теории, анализирующие возникающий при этом десоциализирующие социум, знаменующий «конец социального».  Это принципиально новые теории, авторы которых отказываются считать их собственно социологическими. Эти теории образуют нелинейную метапарадигму постмодерна. знаменует переход к обществу, основанного на упорядоченном хаосе.  В  пользу  такого  представления  свидетельствует  намечающаяся  интеграция  социологии  с естественными и гуманитарными науками, которая отнюдь не выхолащивает и не умаляет собственно  социологический  инструментарий.

Таким образом, методология — это учение (система принципов и способов) организации  научной и практической деятельности человека.

Метод – это система правил, способов, приемов познавательной и практической исследовательской деятельности, исходящих из особенностей изучаемого объекта. 

Каждый метод обусловлен, прежде всего, своим предметом,' т. е. тем, что именно исследуется (отдельные объекты или их классы). Метод как способ исследования и иной деятельности не может оставаться неизменным, а должен изменяться в своем содержании вместе с предметом, на который он направлен. Это значит, что истинным должен быть не только конечный результат познания, но и ведущий к нему путь, т. е. метод, постигающий и удерживающий именно специфику данного предмета.

Социологическими методами называются правила и способы, с помощью которых устанавливается связь между фактами, гипотезами и теориями   Выделяются  три уровня изучения социальных явлений и процессов.

Первый уровень  основан на общенаучных подходах и методологиях,  используемых  во всех  областях социально-гуманитарных знаний (диалектический, системный, структурно-функциональный).

Второй уровень отражает методы социально-гуманитарных наук (нормативный, сравнительный, исторический и др.).

Таким образом, методы первого и второго уровней основываются на универсальных принципах познания.   ним относятся принципы историзма, объективизма и системности.  Принцип историзма предполагает исследования социальных явлений в контексте исторического развития, их сопоставление с различными событиями истории. Принцип объективизма означает изучение социальных явлений во всех их противоречивости; недопустимо изучение только положительных либо только отрицательных фактов. Принцип системности подразумевает необходимость исследования социальных явлений в неразрывном единстве, выявление причинно-следственных связей, т.е. как сложную иерархическую систему.

К третьему уровню относят  методы,  используемые  в прикладной социологии (опрос, наблюдение, анализ документов и др.),  использующие для обработки  математический  аппарат (теория вероятности, математическая  статистика).

Особенности современного этапа развития

В практическом плане, чтобы сформировать у современного человека адекватное представление о себе в современной социальной среде следует остановиться на нескольких особенностях современного периода развития.

Вследствие демократических реформ в отдельных странах ярко проявляется тенденции социально-политического развития, меняющая социальные нормы и модели поведения.  При этом никто не озадачивается тем, что эти нормы с позиций науки (психологии, психиатрии,  медицины формируются невротические или иными анормальными потребностями определенной части людей (см., например,  классификацию мотивационных факторов в теориях личности - невротические потребности по К. Хорни (Л. Хьел, Д. Зиглер, 1997).    В данном контексте, на наш взгляд,  полезно также обратиться к работе немецкого психиатра Карла Леонгарда “Акцентуированные личности”  (люди со своеобразным заострением свойств личности и особым реагированием),  которая предназначена и может быть интересна не только психиатрам, но и психологам, педагогам, руководителям и всем тем, кто интересуется психологией личности.

В практике исследований соотношения нормы и отклонения не раз предпринимались попытки выявления причин социальных отклонений и определялись критерии нормальности.   Понятие «норма», по мнению современных исследователей,  содержит в себе характеристику таких явлений, состояний и процессов, которые закономерны для данной системы, типичны и выгодны для нее в данных исторических условиях, отражают ее социальную природу.   Однако, данные подходы расходятся с социальной практикой,  в результате чего деформируются понятие  человеческой нормы и  объективные предпосылки  устойчивости развития социальных систем. 

На наших глазах отрабатывается технология, известная как «Окно Овертона»,  и  в 21 столетии в  ряде стран понятие нормального человека нивелировано, а нормы человеческой морали приобрели окраску акцентуированности.  Запущена технология разрушения человеческого сообщества.

Как этому противостоять?  «В жизни тяжелее всего оставаться самим собой. Как вы могли заметить, Окно Овертона направлено именно на стимуляцию подсознательных основ человеческой жизни. Это касается, прежде всего, вопроса нормальности» - отмечают авторы публикации  «Окно Овертона. Теория Разрушения».

Учитывая вышеприведенное, подчеркнем, что на данном этапе особое значение приобретает такая детерминанта социального поведения как  сознание - способность идеального воспроизведения действительности в мышлении, высший уровень психического отражения и саморегуляции, присущий человеку как общественно-историческому существу. Сознание позволяет индивиду накапливать знания, опыт, усваивать социальные нормы, ценности, стандарты поведения, т. е. все, что необходимо для социализации и включения индивида в социальную жизнь общества. Оно способствует адекватному восприятию индивидом существующей действительности, осознанию собственного «я» и нахождению своего места в социальной структуре, а также самооценке и самоконтролю в любых жизненных ситуациях. 

Сознание формируется в процессе социализации индивида,  по мере аккумулирования опыта, приобретенного в ходе его социальных отношений и деятельности. Сознание позволяет человеку приобрести определенный набор качеств, знаний, навыков и свойств, которые предопределяют его действия и жизнедеятельность, делают динамичным, способным ориентироваться в конкретных жизненных ситуациях.  

В работах французских социологов Эмиля Дюркгейма, Люсьена Леви-Брюля и других разрабатывался принцип социальной обусловленности психики. Этот подход превалирует в социологии. Личность рассматривается как конкретное выражение сущности человека, целостное воплощение и реализация в нем системы социально значимых черт и качеств данного общества.

Сознание является основой для накопления  социального опыта,  позволяющего человеку добиваться успеха в различных сферах деятельности, формировать социальные установки. Известный представитель отечественной социологической школы В. Ядов отмечал: “Согласно теории Д.Н. Узнадзе, установка представляет собой целостно-личностное состояние готовности, настроенности на поведение в данной ситуации и для удовлетворения определенной потребности. В результате повторения ситуации, в которой данная потребность может быть реализована, установка личности закрепляется, фиксируется.” 

Личность как социальная категория      

Личность является одним из главных субъектов социальных отношений,  а понятие “личность” выработано для отображения социальной природы человека. Термин “личность”  нисходит к латинскому слову “persona” и ассоциируется с маской, в которой актер выступал на сцене древнегреческого, а потом древнеримского театра.  То есть первоначальный смысл данного понятия сводился к чисто внешним проявлениям определенной, заданной сценарием пьесы ролевой индивидуальности театрального персонажа, выразителем которого была та или иная маска, театральная роль. В последующем это внешнее проявление индивидуальности сохранилось и стало использоваться в определении личности, человека, выступающего в той или иной социальной роли. 

В философии Фомы Аквинского (средневековье) личность воспринималась как синоним индивидуальной субстанции в ее совершенной и разумной природе. В философии романтизма личность понималась как герой (от др.-греч. ἥρως — доблестный мужчина, предводитель) — человек исключительной смелости и доблести. А уже в новоевропейской философии личность рассматривалась как гражданин (человек, принадлежащий к постоянному населению государства, пользующийся его защитой и наделённый совокупностью политических и иных прав и обязанностей.

В  контексте современного анализа  философских истоков понятия «личность» можно отметить, что среди отечественных и зарубежных социально-гуманитарных исследований последнего времени заметно увеличилось количество работ, посвященных различным аспектам коадаптации человека и социума. «Каждый человек - это уникальность, единственность (индивидуум), а  с  другой - элемент социума,  обязанный освоить правила поведения и жизнедеятельности, независимо от своих предпочтений, вкусов и наклонностей. 

В русском языке синонимами термина личность являются: особа, лицо, персона, фигура, субъект, натура, деятель, человек,  индивидуальность, индивидуум и др.  В  мышлении человека, сформированном на русской культуре,   навсегда останется  понимание  особого предназначения  человека:  “Человек - это звучит гордо” (из пьесы М.Горького “На дне”). 

В современном информационном поле понятие представлено следующим образом: ««личность» — это понятие, выработанное для отображения социальной природы человека, рассмотрения его как субъекта социокультурной жизни, определения его как носителя индивидуального начала, самораскрывающегося в контексте социальных отношений, общения и предметной деятельности». 

Таким образом, под «личностью»  (personality) понимается конкретный человек во всем богатстве его биологических и социальных черт. 

Можно согласиться, что  “онтология личности - это  мир ментального, под которым понимается системная целостность интенций, ценностных установок, моделей понимания, оценок и переживаний”

Характерной чертой употребления понятия «личность» в юридической литературе является более расширительное толкование его содержания (по сравнению с тем, как оно трактуется в психологии), некоторое его смещение к таким понятиям, как субъект, лицо, человек. Эту особенность следует иметь в виду, чтобы правильно ориентироваться во всех этих терминах изучающим юридическую психологию, которая, с одной стороны, опирается на фундаментальные, принятые в психологии понятия, а с другой — должна учитывать терминологию законодательных актов, подзаконных источников права.  В правовой литературе используются понятия:  личность гражданина,  достоинство личности,  преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности и т.д.,   государство и права человека: принципы правового положения личности.

В науке существует много определений личности,  однако до сих пор не создано единой теории личности.  Понятие «личность» изучается многими науками с позиций своего предмета исследований.  Каждая наука раскрывает свою сторону данного понятия,  выделяет выявленные и аспекты и характеристики.  

Изучение и анализ человека как сложной иерархической системы  предполагает выделение следующих базовых уровней ее организации:  биологического, психологического и социального.

Биологический уровень включает в себя природные, данные от рождения  качества человека (строение тела, половозрастные особенности, темперамент и т. д.).

Психологический уровень человека объединяет ее психологические особенности (чувства, воля, память, мышление), которые находятся  в тесной взаимосвязи с его наследственностью. 

Социальный уровень человека разделяется на три подуровня: 

1) собственно-социологический (мотивы поведения, интересы личности, жизненный опыт, цели);

2) специфически-культурный (ценностные и иные установки, нормы поведения);

3) нравственный (мораль, нравственность).

Особое внимание при исследовании личности как субъекта общественных отношений социологи уделяют внутренним детерминантам ее социального поведения. К таким детерминантам относятся прежде всего потребности и интересы. Существует ряд классификаций потребностей личности.  Помимо известной  классификацию потребностей по А.Х. Маслоу существуют   и другие, к примеру Дж.Гилфорда, автора теории социального интеллекта, в чем легко может убедиться пытливый человек,  использующий интернет.

Осознанные потребности личности -  это интересы. Потребности и интересы личности лежат в основе ее ценностного отношения к окружающему миру. При этом необходимо понимать, что “Личность является одним из тех феноменов, которые редко истолковываются одинаково двумя разными авторами. Все определения личности так или иначе обусловливаются двумя противоположными взглядами на ее развитие”.  

Приведенная информация, является отражением определенного среза  теоретических знаний и научных представлений о личности и феномене человека.

В социологии  исследуется и «отклоняющееся поведение» как противоречащее принятым социальным нормам, в том числе нравственным и правовым. К такому поведению относятся преступность, наркомания, алкоголизм и т.д.  Дисфункциональной может оказаться деятельность тех или иных социально-политических институтов, если она нарушает стабильность общества, ведет к деформации и разрушениям. Все это является предметом внимания социологии структурно-функционального анализа.

В рамках структурно-функционального анализа явлений общественной жизни исследуются как факторы, способствующие равновесию и стабильности общества, так и те. которые мешают этому. В ряду других ставятся вопросы о нормах и ценностях, способствующих функционированию общества, а также об отклонениях от них, характеризуемых как «дисфункции».

Социализация и ее особенности

Социализация —  это процесс усвоения индивидом на протяжении его жизни социальных норм, культурных ценностей и образцов поведения необходимых для его успешного функционирования в обществе. В процессе социализации у индивида формируются социально значимые качества, необходимые личности для исполнения социальных ролей.

Социализация индивида начинается с первых дней его жизни и продолжается всю жизнь. Еще недавно включение индивида в общество осуществлялось  через семью и различные социальные общности, которые каждый конкретный человек персонифицирует через социальные группы, социальные организации, социальные институты, господствующие в обществе нормы и ценности, т.е. через культуру. В результате этого индивид включается в большое число социальных систем разного уровня: круг друзей, общественные организации, рабочая группа, национальные общности и т.д.,  становясь элементом данной системы.  Сегодня никто не сможет отрицать,  что перечисленные институты социализации изменили свою конфигурацию и соотношение информационной компоненты. Современному человеку необходимо учиться разграничивать виртуальную и реальную жизнь, а также всегда помнить, что интернет-общение никогда не сможет заменить живое.

Личность как субъект социальных отношений  характеризуется стремлением к автономности (самосохранению своей идентичности), определенной степенью независимости от общества.   В теории   отмечается и рассматривается способность личности противопоставить себя обществу.  В этой связи  следует отметить, что противопоставление не является  оптимальной формой  взаимодействия  личности и общества. Это  особенно важно учитывать  в социальной практике,  требующей понимания существования разнообразия   общественных норм и позиций,  знания законодательства   и  для совместной деятельности  требующей наличия концептуально- понятийного единства  ее участников. 

При этом следует отметить, что важнейшей функцией сознания является процесс организации и функционирования  мышления конкретного индивидуума, которое должно  соответствовать по своему развитию требованиям  хронотопности (по А.А. Ухтомскому).  

Процесс, когда те или иные аспекты внешней среды становятся  неотъемлемой частью его внутреннего мира  называется  интернализацией  (от лат. internus — внутренний)  индивида.   Например,  когда человек идентифицирует (отождествляет) себя с определенной ролью, профессией, социальной группой, организацией и др. (я - учитель,  мы - русские; моя семья; мой класс; мои друзья; мой народ).

Однако следует отметить, что интернализация, проводимая насильственно в угоду определенной политической или  другой (внешней) конъюнктуры, способна не только формировать личность, но и приводить к ее разрушению, входя в противоречие с ее сущностными особенностями и характеристиками.  Именно этот фактор является одним из доминирующих в современных социальных процессах, когда в угоду корпоративным интересам или интересам других замкнутых групп происходит либо зомбирование обществ или манипуляция  сознанием при полном игнорировании интересами конкретных людей и общества в целом. Ярким примером подобных действий (по средствам, целям и методам) служит один из базовых лозунгов, распространенный в качестве девиза в многочисленных сетевых компаниях: “Вижу цель - не вижу препятствий”,  что, с одной стороны, делает индивидуума целеустремленным, а с другой стороны,  допускает “шагать по трупам”, оправдываясь тем, что “цель оправдывает средства.  Подобные явления сформировали новый феномен в социуме - процесс расчеловечивания. 

Таким образом,  в современном обществе проявляются новые тенденции, которые не всегда способствуют личностному развитию.  В частности,   если конкретный человек в процессе социализации не в состоянии самостоятельно  освоить и принять социальные нормы и относиться к ним критически (например, слабовольный или психически больной, ребенок, выросший вне общества), то его личность может существенно деформироваться.  Подобные явления часто наблюдаются в социализации и социальной адаптации людей, приехавших из глухой периферии в большой современный город и стремящихся найти в нем свое место.

Цифровая экономика стирает границы между странами и главная проблема, прозвучавшая на специальной сессии Давосского форума, посвященной будущему образованию, выражена тезисом: «для того чтобы «не выпасть» из технологического процесса и не остаться на задворках социальных благ, важно постоянно развиваться и учиться.  Уже сейчас это самый востребованный навык для человека.

Однако, чему должен учиться человек, чтобы, с одной стороны, соответствовать требованиям нового социума к человеку, а с другой сохранять свою личностную самобытность?  Какие знания должны  предоставить человеку агенты социализации (школа, вуз и т.д.), чтобы процесс социальной адаптации проходил для человека эффективно?

Несмотря на то, что более 15 лет назад, исследователи подчеркивали, что мощь информационной техники и технологий, пронизывающих все сферы жизни современного  информационного  общества,  порождает  опасность  манипулирования  сознанием  и  поведением человека,  угрожает  дегуманизацией,  процесс информатизации проходит без модальных проработок и необходимого обоснования.  Актуальным остается предупреждение:   “Мы  считаем,  что  определяющим  фактором  социализации в информационном обществе является формирование  и  развитие  информационной  культуры  личности….” Это направление социализации молодежи остается сверх актуальным.  Исследований и  в данном направлении,  не просто недостаточно, их фактически нет для отображения  современной социально-экономической действительности,  которая могла бы предоставить входящему в жизнь человеку выбор и  понимание перспектив развития как личности в профессиональном, статусном и ином плане.  Отметим, небольшую работу “Основные тенденции социализации молодежи в современной России: теоретический анализ”. Автор отмечает несколько важнейших проблем, в частности: “Распространение интернет-технологий создает необходимые условия для более раннего, по сравнению с предыдущими поколениями,  включения современного молодого человека в социальную деятельность: компьютер - это современное орудие труда, современное орудие производства, современное средство высокоскоростной связи,  современный источник информации, которым он овладевает уже в раннем возрасте, что позволяет овладевать социальными видами деятельности и принимать участие в экономической, политической, социальной, научной и культурной жизни современного общества”. 

Таким образом, интернет стал не просто значимым для социума и для социализации подрастающего поколения. Степень его влияния стала выше родительского влияния и воздействия учебно-методических пособий, которые для своего восприятия требуют вдумчивой индивидуальной работы, что плохо совместимо с особенностями процессов  функционирования  современной молодежной среды.  

Вместе с тем тот же интернет можно рассматривать как принципиально новый социально значимый инструмент, который, как и любой инструмент, требует упреждающих усилий по его регулированию и контролю. Такая задача  решается уже не в интернет-сфере, а на уровне разработки новых правовых норм и принципиально новых этических отношений, которые должны быть понимаемы, принимаемы и выполняемы всеми пользователями и участниками интернет-процессов. Эта задача на сегодняшний день не только не имеет конструктивных решений, но даже и не сформулирована хотя бы на уровне проведения первичной научной проработки.  В отсутствие упреждающего решения сформулированной задачи деятельность интернета и пользование им будет по-прежнему носить деструктивный характер и хоатизацию любых социально полезных начинаний. Причем, этот негатив в большинстве случаев даже не будет осознаваться его потенциальными производителями. 

Цифровые технологии оказывают существенное влияние на трансформацию рынка труда, как глобального, так и национальных рынков, нивелируя их традиционные отличия. 

Как отмечает А.В. Чернышева, С.А. Макарычев в своей публикации “Влияние информационных технологий на формирование глобального мира”: “…информационные технологии полностью переворачивают классические теории управления индустриальной эпохи, базовые институты которой (собственность, стоимость и рыночная самоорганизация) претерпевают нарастающую деструкцию”. 

В современном проблемном поле  накапливается все больше проблем, связанных с развитием информационно-коммуникационного пространства  Internet,  в частности его влияния на национальное  сознание.

Какие требования нужно предъявлять к человеку, формирующемуся в эпоху цифровизации и какие задачи стоят перед исследователями по формированию   модели человека -21 века?  Поставленный вопрос является закономерным для задачи осознанного социального строительства и естественного развития социума. Отметим, что обе эти задачи требуют взаимного гармонического сочетания и учета.   Американская исследовательница К. Дьюбойс назвала личность, обладающую общими в данном обществе чертами,  «модальной»,  понимая под этим наиболее часто встречающийся тип личности, обладающий некоторыми особенностями, присущими культуре общества в целом.   

Способ и подход вообще к изучению модальной личности сильно зависит от теории личности, которая используется, отмечают исследователи.  Однако, с нашей точки зрения, тема модальной личности - это в первую очередь, методологически инструментальная проблема, а не только продукт, зависящий, определяемый  частными теориями (психология, социальная психология, физиология, психиатрия и др.).  Такой вывод объективно следует из того, что многие теории личности по своей сути являются изложением личной позиции того или иного автора, что более свойственно литературным и публицистическим изложениям, а не научному решению имеющейся задачи или проблемы. Фактически научную ценность работы в значительной мере можно предопределить возможностями применяемого автором инструментария, не поддаваясь при этом гипнотическому влиянию его научного авторитета или  социального  статуса. Рекомендуемый подход к отображению человека и его учету успешно реализован в  работе Малюта А.Н. Закономерности системного развития,  где в качестве инструментария адекватного исследуемому  явлению (моделированию человеческого фактора) используется методология, основанная на системных методах третьего поколения. Это позволило избежать субъективизации изложения за счет опоры при решении задачи моделирования  не на собственное мнение или  личный опыт автора, а на фундаментальные закономерности системного подхода, имеющего высокую степень общности и носящего универсальный характер.